Самый крупный телевизионный банк в PLO

Джо Инграм и Фил Гальфонд подробно разобрали раздачу, ставшую самой дорогой в телевизионной истории омахи, и дали прогноз, как долго она останется рекордной.

Джо Инграм:

– Всем привет! Мы продолжаем рубрику раздач, и сегодня у нас в гостях живая легенда – Фил Гальфонд. Сейчас мы обсудим самый большой банк, который когда-либо разыгрывался в телевизионной трансляции пот-лимитной омахи!

Фил Гальфонд:

– Мне даже немного стыдно, что я не видел эту раздачу раньше.

– Ну, ты занят строительством покерного рума! Фил создаёт Run It Once Poker, поэтому он немного занят. Нужно ведь сделать хороший рум, чтобы о нём не снимали злобных видео для YouTube…

Впрочем, раздачу я тоже не видел, знаю только результат. Этот банк разыграли между собой Леон Цукерник, «Лузовый Леон», владелец казино Kings, и Роб Йонг – тоже владелец казино! Интересно, каково быть на месте Сэма Трикетта – сидеть в такой игре между двумя владельцами казино?

Готов подменить его! Ладно, внимание на экран.

Блайнды 500/1 000, страддл 2 000, второй страддл – 4 000, четыре игрока за столом. Экшен начинается с малого блайнда.

– Нехорошо.

– Да уж, не самая удачная структура для игры.

– Ладно, эти ребята всё равно играют много банков. Но обычно когда торги открывает игрок на малом блайнде, это плохо для экшена, потому что блайндам не очень выгодно участвовать в раздачах.

– Но парни пришли играть, а не думать о выгоде, и мне это в них нравится. В стеке Леона $1.2 млн, он только что выиграл банк и подшучивает над Мэттом. Мэтт проигрывает где-то миллион, ему ужасно не складывается. Леон доставляет с рукой A♣ 8♣ 8♥ 7♣. Сэм доставляет с рукой J♠ 6♦ 2♠, ещё одна карта осталась неизвестной. Я думаю, её номинал ниже восьмёрки, Фил считает, что выше. Мэтт делает рэйз 20 000 с тузами. Очень красивая рука, разумеется. Роб на баттоне и уже вложил в раздачу 4 000. У него Q♠ J♥ T♣ 4♥. Он коллирует.

Все остальные тоже коллируют. Итак, что мы можем сказать о происходящем?

– Мэтт в такой ситуации будет рэйзить очень широко. Ему совершенно не нужны для этого тузы. Особенно с учётом того, что он, похоже, в тилте. В таком состоянии он может рэйзить порядка 75% рук.

– О господи! Ладно, серьёзный вопрос: играя в казино, мы довольно часто будем попадать в раздачи против таких игроков, как Мэтт – которые тильтуют и рэйзят невероятно широко. Чтобы подстроиться, многие расширяют свой диапазон на префлопе – и оказываются в сложных, дисперсионных ситуациях. Как думаешь, это выгоднее, чем более консервативный подход? Я играю по-разному, но чаще склоняюсь к агрессии.

– Да, это распространённое заблуждение – считать, что если кто-то играет неправильно, мы должны резко менять свою стратегию, чтобы получить перевес. Если мы продолжим играть в нормальный, тайтовый, солидный покер, мы и так получим преимущество, потому что наш диапазон в больших банках будет намного сильнее. Я бы, конечно, немного подстроился – например, начал чаще 3-бетить. Но если суперлузовый игрок открывается с первой позиции, я не буду нырять за ним на пограничных руках, ведь есть и другие соперники.

– В этой ситуации Роб заколлировал с Q♠ J♥ T♣ 4♥. Давай представим себя владельцами казино. Я лично никогда не выкину такую руку, если у меня есть казино.

– Согласен. Даже с половиной или четвертью казино это тоже колл.

– Каким должно быть наше финансовое положение для такого колла? Доставить 16 тысяч, больше 400 тысяч за спиной… Наверное, 10-15 миллионов?

– Я бы сказал, 15-20. Но даже если денег у нас меньше, мы всё равно можем зайти на флоп. Я бы не сказал, что это такой уж плохой колл.

– Да, с этой рукой хорошо ловятся две старшие пары, врапы, пара + стрит-дро. Конечно, мы не хотим вкладывать слишком много на флеш-дро, но в остальном… У нас хорошая глубина стека против Леона, но против Мэтта стек мелковат, а Мэтт на многих флопах поставит банк, и у нас будет сложное решение с Лузовым Леоном за спиной. Никто ведь не зовёт его Фолдящим Леоном. У него свой, эксклюзивный солвер.

– Да, если бы не это, колл вообще был бы неплохим. Очевидно, что и у Леона, и у Сэма посредственные руки, иначе они бы рэйзили сами. А раз так, мы можем сыграть против них в позиции. Но Мэтт всё портит – мы будем в трудной ситуации из-за размера его стека. Так что без казино я бы сфолдил.

– Возвращаемся к раздаче. У Леона Ax 8x 8x 7x, это отличная рука, он, конечно, коллирует. Сэм… У него J♠ 6♦ 2♠ и неизвестная нам карта – с какой картой ты бы заколлировал на его месте?

– При глубоком стеке зайти можно широко. Но когда за спиной 80 тысяч? Думаю, только с A♦. Может быть, с K♦.

– Такую руку с тузом он бы рэйзил сразу.

– При такой глубине – не всегда.

– Понятно. Хорошо, теперь смотрим флоп – именно на этой улице случилось всё самое интересное.

Страшный флоп! Лузовый Леон собрал натсовый стрит с бэкдорным каре-дро. У Роба Йонга пара с двухсторонним стрит-дро и флеш-дро до валета. У Осси Мэтта натсовый блокер на флеш и тузы.

До Мэтта все чекают, и он тоже решает прочекать.

Ну, я не знаю…

– Думаю, он сыграл правильно, потому что это мультипот на четверых. Против двух соперников я бы, скорее всего, пушил, особенно с учётом глубины Роба и Леона. Робу будет сложно заколлировать с Леоном за спиной, а если он не выкинет, Леону тоже понадобится сильная рука, чтобы продолжить. Но против трёх игроков у нас очень плохое эквити, и я не думаю, что фолдэквити хватит, чтобы сыграть раздачу в плюс.

– Слово переходит к Робу, и он ставит 30 000 в банк 80 000. Что мы можем сказать о его сайзинге?

– Думаю, это интересное решение, на которое повлияло несколько факторов. Кажется, он хочет прояснить настроение Леона, используя угрозу пуша со стороны Мэтта. Но если бы Мэтт хотел играть на стек, он бы не стал чекать. Так что об олл-ине от него можно смело забыть.

У Роба отличная рука для выставления против любого из шортстеков. Но также она кажется мне идеально подходящей для чека. Получается что-то вроде слоуплея – нам важно оставить в раздаче слабые флеш-дро. Более сильные флеш-дро на ставку, скорее всего, не выкинут, а против них наше эквити не слишком радует. Чеком мы реализуем эквити и сохраняем неплохую играбельность на следующих улицах. Решения, наверное, близкие, но мне нравится чек. С ненатсовыми флеш-дро нам стоит чаще думать о том, чтобы сохранить в игре более слабые флеш-дро.

– У нас в руке валет и четвёрка. Вроде более слабых флеш-дро не так уж много?

– Хм, верно подмечено. От концепции я не отказываюсь, но, возможно, в данном случае она не годится.

Ставкой 30 000 Роб говорит, что готов сыграть на стек против любого шортстека, но не даёт информации, как собирается играть против агрессии от Леона.

– Слово за Леоном. Мы хорошо знаем такие ситуации. У нас натсовый стрит, будь он проклят. Агрессивный игрок ставит 30 000. Эффективный стек – 400 000. Как играть? Чек-рэйзить или коллировать и ждать безопасного тёрна? Сразу скажу: я бы сыграл чек-колл.

Леон решает иначе и рэйзит. Мы видим, что его эквити 46%. Мы не хотим выставляться с эквити 46%, когда у нас натсовый стрит.

– И всё же в такой глубине решения довольно близкие. Будь у них хотя бы на 150 000 больше, колл точно был бы сильнее. Со стритом у нас почти никогда не будет перевеса в олл-ине. Разве что против голого сета, хотя и тут мы не то чтобы прямо уничтожаем. Однако ещё есть руки вроде Kx Jx Tx 9x, с которыми, наверное, можно выставиться на флопе, но на многих тёрнах они будут сдаваться. В общем, свои минусы есть у обоих вариантов.

– Пожалуй, Леон также мог считать, что у него есть фолдэквити – ставка Роба выглядит слабой. «Заберу банк сразу, пусть фолдит», – думает Леон. Это можно понять – он не хочет видеть тёрн.

Слово теперь за Робом, и он должен решить, коллировать или выставляться. Хм… Минутку! Есть ещё один вариант – фолд! Можем ли мы выкинуть?

– Ну, не думаю, что я бы выкинул. Вот если бы Леон рэйзил на префлопе, я бы всерьёз думал о пасе. Против Kx Kx с червой или Ax Ax с червой у нас всё плохо. Но Леон не рэйзил, поэтому оверпары с доминирующим флеш-дро меня не беспокоят, а против других натсовых флеш-дро у меня есть десятка и прочие ауты.

Давайте подумаем, что нас ждёт в лучшем случае. В лучшем случае у нас будет 60%. Мы никогда не будем далеко впереди. Вообще говоря, то, что получилось в этой раздаче, это и есть идеальный для нас расклад. То есть попасть в натс, хе-хе.

– А что нам покажут в худшем случае?

 Ax Tx с натсовой червой, например. Или просто такую же руку, как у нас, но с флеш-дро до дамы. Мы будем уничтожены. В общем, приятного мало. Однако сейчас нам дают хорошие шансы для колла. Решение близкое, но если уж мы хотим продолжать, лучше играть через колл.

– Окей, мы заколлировали, тёрном вышел туз. Мы же не можем выкинуть?

– Конечно, не можем.

– А на каком тёрне можем?

– Например, если упадёт девятка не в масть. Думаю, да – это будет пас.

– Как видите, из этой раздачи на самом деле можно извлечь много интересного! Поэтому я и позвал Фила обсудить её.

– Да, все решения в этой раздаче были сложными. Это необычно для банка почти в миллион долларов.

– Посмотрим, чем всё закончилось.

 

Флоп

Тёрн

Ривер

Роб Йонг выигрывает самый большой банк в истории телевизионной омахи – $941,000.

– Как думаешь, Джо, побьют ли этот рекорд в ближайшие полгода?

– Полгода?

– Сначала я хотел сказать «год», но это было бы почти даром. Думаю, полгода – довольно близкая ставка.

– Если эти ребята будут продолжать играть на камеру, рекорд долго не проживёт! Есть ли у тебя шанс оказаться с ними за столом?

– Пожалуй, нет. Хотя лично я был бы не против.

 

 

Поделиться:

Добавить комментарий

Войти с помощью аккаунта: